HAES

К ядерной энергетике в Украине поворачиваются лицом. Однако на фоне глобального спора сторонников и противников мирного атома найдется не так много тех, кто способен будет оперировать цифрами экономических категорий. При этом финансовая сторона вопроса (немцы из-за радиофобии уже ломают над ней голову)способна вывести ядерную энергетику в политическую плоскость, которая всегда добавляет только сложности. А ведь мы не коснулись технических моментов…

Хмельницкая атомная станция (ХАЭС) находилась в центре пятилетних дискуссий, которые теперь окончились принятием закона про достройку третьего и четвертого энергоблоков. В технико-экономическом обосновании стоимости проекта правительство указало цифру в 40 миллиардов гривен, что составит 5 миллиардов в долларовом эквиваленте (приблизительно). Сумма для бюджета внушительная, если не перейти на политические темы.

 Декабрь 2010 года запомнился всем знакомым с темой достройки ХАЭС заявлением Сбербанка России о готовности открыть программу целевого кредитования именно по данному проекту. Переговоры, как все помнят, тогда окончились умным киванием голов и подвисшим состоянием дел. Сбербанк России по ряду причин не может считаться лучшим кредитором для Киева, и все же – это уже снова политика.

Но и дальше в политику придется окунуться глубже, чем в вопросы радиационной безопасности и ядерной физики (слава богу – только  этом обзоре). Россия сейчас ставит акцент на атомной энергетике, одновременно пытаясь выстроить интегрированные схемы работы с украинскими предприятиями. Такой подход дал бы Кремлю дополнительный контроль за энергетикой своего соседа.

Владимир Путин лично предлагал Виктору Януковичу программу взаимной работы по ХАЭС. Путин предложил «участвовать в финансировании» 80% стоимости проекта. Оставшиеся 20% (это 8 миллиардов гривен или около одного миллиарда долларов) для Януковича сравнимы с его дачей Межигорье по себестоимости, однако украинский президент отделался молчаливыми улыбками и молчанием. Но намек на ответ прозвучал: «Энергоатом» предложил для получения требуемой суммы заложить указанные цифры в тарифы для населения – в Украине при текущей власти это стало самым типичным подходом решения любых проблем.

Молчание Виктора Януковича при постановке вопроса об атомной энергии понять можно, если вспомнить экспромты об «известном украинском поэте Чехове», переносе Афона из Грецию в Палестину и переименовании поэта П. Беспощадного в П. Бессмертного. Как украинец я даже благодарен Януковичу, что он тактично предоставил возможность ответить своим помощникам, не дав Путину очередного повода для насмешек. Важно было другое: Украина все же была готова, пусть и криволинейными путями, пойти в сторону атомной энергетики.

Но страну ждали парламентские выборы, так что в силу политического фактора пришлось делать заявление главе Комиссии по регулированию электроэнергетики Украины (НКРЭ) Сергею Титенко: через повышение тарифов получить требуемую сумму нельзя. Нужны или кредит, или инвестиции. С учетом того, что кредиты Украине давать уже не спешат от Москвы до Вашингтона, включая МВФ, а инвестировать перед непредсказуемыми выборами в таких объемах не рискнет никто, остается ждать перемены коньюктуры и конца выборов, когда, по всей видимости, тарифное повышение снова покажется приемлемым.

Немного потянуть Киев еще может: окончание срока эксплуатации 10 из 15 энергоблоков припадает на 2020 год. По традиции, потом можно будет под честное слово дожать последние капли ресурса из оборудования, выиграв еще несколько лет. И за это время 3ий и 4ый энергоблоки ХАЭС как раз и должны быть окончательно построены. 

Продолжение

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить