Иран

Переговоры в ядерной сфере между Ираном и Западом не являются показателем для готовности Израиля нанести военный удар по ядерным объектам Тегерана, следует из публикации в израильской газете «Гаарец». Это весьма авторитетное в стране издание заявило о распоряжении ЦАХАЛу готовиться к возможной атаке, при этом за решением стоит прямое руководство Израиля - Биньямин Нетаньяху и Моше Яалон.

Известна и цена вопроса как минимум на текущий год: Тель-Авив выделяет на подготовку потенциальной атаки на Тегеран 2,89 миллиарда долларов. Однако ключевым все же стоит считать формулировку о переговорах Тегерана с «шестеркой» международных посредников: «быть готовыми атаковать, невзирая на их возможный успех».

Такая позиция резонирует со сделанными ранее заявлениями Биньямина Нетаньяху, что реального прогресса Запад не достиг, а Иран имеет возможность создавать ядерное оружие. Израильский премьер раскритиковал международных посредников за «неоправданную мягкость позиции» и за то, что по факту переговоры превратились в ширму благополучия.

Оптимизм России

Совершенно другой тон сообщения звучит в официальных заявлениях Москвы: Постпред России при ООН Виталий Чуркин достаточно оптимистично оценил на заседании профильного Совбеза ООН перспективы сотрудничества между Тегераном и Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ).

Чуркин особо подчеркнул то, что, по мнению Москвы, сегодня Иран вышел в своих добровольных мерах транспарентности дальше, чем от него требовали в МАГАТЭ. Данный факт, считает российский Постпред при ООН, подтверждает «скорый переход взаимодействия по ядерной программе в обычное русло».

Если Россия хотела успокоить мир темой «ядерного Ирана», то сделала она это не в самый подходящий момент, когда только-только прозвучали угрозы ядерным оружием со стороны Кремля всему миру, а самого Чуркина то и дело ловили на лжи в «украинском вопросе» даже представители толерантных к Москве держав.

В какую игру втянулся Иран?

Для того, чтобы не то прояснить общую картину, не то еще больше ее запутать, упомянуть необходимо и о пересмотре статуса санкций на торговлю Ирана углеводородами.

Дело в том, что еще 16 марта госсекретарь США Джон Керри заявил о снятии имевших ранее место эмбарго для торговли иранской нефтью с 11 странами. Тут же было подчеркнуто: хотя ограничительные меры пересматриваются, полного снятия существующих запретов не будет из-за противоречий в ядерной программе Ирана (с точки зрения МАГАТЭ).

И тут же Тегеран объявил уже свое решение: вводится запрет на продажу нефти всем 27 государствам, входящим в Евросоюз. Формальная причина – «враждебное отношение к Республике».

Почему Иран не стал использовать шанс на продажу нефти? Причина может быть всего одна: здесь уверены в скором росте цен на углеводороды, а еще не особо сомневаются, что США смягчит санкции еще сильнее. Почему? Видимо, ядерный вопрос сыграет не самую последнюю роль.

Ружье на стене

По законам кинематографа висящее на стене ружье рано или поздно должно выстрелить. Мало того – оно просто обязано это сделать.

Сейчас в такое ружье превращается тема ядерного противостояния. Конечно, жизнь – это не фильмы, здесь свои правила. И вроде бы как не такой уж обязательный должен быть этот выстрел. Но… Но есть вопросы.

Россия пугает всех ядерным оружием, Израиль без особого шума готовит удары по ядерным объектам Ирана, Украина заговорила о возвращении ядерного статуса… А еще есть вопрос нефти, который на фоне противостояния США и России становится стратегическим. И чем больше СМИ пугают радиацией, чем громче звучит ядерное бряцанье, тем дороже котируются баррели.

Насколько возможен ядерный конфликт? Проще угадывать, каким конкретно он окажется с технической точки зрения. Ну а пока лишь остается помнить, какое именно ружье висит на стене в текущем действии геополитического представления.

 

Андрей Сливка 


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить